Виртуалистика 
Аретея 
Сообщество 
Виртуальная жизнь 
Виртуалистика в жизни 
   Виртуальный конфликт 
      Resume 
      Информация о проекте 
      Результаты 
      Библиография 
   Виртуалистика в искусстве 
      Коллектив 
   Педагогическая виртуалистика 
   Виртуальная медицина 
   Виртуальная Родина 
      Виртуальная этнография 
         Ульяновский р-н Калужской обл. 
            Заповедник Калужские засеки 
   Человеческий потенциал ВС РФ 
      Resume 
      Информация о проекте 
      Результаты 
      Основные итоги 
      Библиография 
   Вирт.филос.искусственного интеллекта 
подписаться
отписаться


 Виртуалистика в жизни > Виртуальная Родина

Проект «Виртуальная Родина»

 

В мае 2006 года мы планируем провести 2-е научно-практические чтения, посвященные памяти Н.А. Носова.

Рабочее название темы конференции:

Концепт «чувство места»

Пронин М.А. «Чувство места»: к проблеме онтологии актуальных (виртуальных) объектов // Материалы Международной научной конференции «Человек и город: социально-экологические и этнические проблемы», декабрь 2005 г. (перенесена на март 2006 г.) / Балтийский государственный технический университет «ВОЕНМЕХ» им Д.Ф. Устинова. – (в печати). (архивный файл Zip 13 Kb).

* * *

Аннотированая концепция

Чувство Родины – показатель ментального состояния личности. Оно может быть окрашено радостно – положительно или горестно – отрицательно.

В силу спонтанности, непривыкаемости, при одновременной витальной телесности человека, чувство Родины оказывается актуальной темой виртуалистики. Виртуалистика имеет возможность объяснить как тревожный аспект чувства Родины, так и силу его мобилизационного потенциала, способна научно показать значение интимного чувства Родины для более открытого и действенного патриотизма – гражданской позиции.

Одна из ближайших задач проекта, задача минимум, - подготовить сборник феноменологических материалов.

Разные аспекты понятия «родина», поднятые в готовящемся к изданию сборнике, прослеживаются на личном опыте авторов. Такой субъективный взгляд в сочетании с объективным научным - соответствует складывающейся школе отечественной виртуалистики, как одного из направлений постнеклассической философии, включающей субъектные миры исследователя в схему производства знания, в схему рациональности.

Надеемся, что книга, где подняты большие и животрепещущие вопросы Родины, родиноведения, малой Родины и тд., будет интересна широкому кругу читателей.

Ответственный редактор сборника член-корреспондент РАН Яновский Р.Г, редакторы Пронин М.А и Чеснов Я.В.

* * *

Проект открыт для авторов по 1 июля 2004 года.

Оговорка. Основной корпус текстов собран, идет редакторская работа, поэтому мы готовы принять и рассмотреть материалы до конца февраля 2005 года.

Требования к тексту.  

Текст до 12000 знаков должен включать личное феноменологическое описание (обязательно!) восприятия, понимания и т.д. Родины и его теоретическую  интерпретацию (и). 

Текст до 24000 знаков наряду с личной феноменологией и теоретическим описанием должен включать методологическую и философскую составляющие.

* * *

Тема Родины - традиционная для Института человека РАН (ИЧ РАН). Предлагаем вашему вниманию интервью основателя и первого директора ИЧ РАН академика И.Т.Фролова газете "Асахи симбун".

Интервью опубликовано, см.: // Вопросы философии. – 2003, № 3, - С. 117 – 139.

или см. // Фролов И.Т. Избранные труды. В 3 т. Т. 3: О человеке и гуманизме / И.Т. Фролов.- М.: Наука, 2003.- С. 642 – 677.

 

Материал предоставлен женой И.Т.Фролова – Г.Л.Белкиной.

И.Т. Фролов

Судьба России и “великая потребность человечества ко всемирному и всеобщему единению”[1]

 

 

Корр.: В Японии в связи с развитием и повсеместным внедрением высоких технологий общество стало очень рационалистичным. Думают очень сухо, прагматично. И только в последнее время начинают уделять внимание гуманистическим проблемам, той проблематике, которую Вы исследовали в своих статьях и книгах.

Поэтому газета “Асахи” решила представить Вас японскому читателю, рассказать о Вашей жизни, чтобы в Японии знали, кто был рядом с Горбачевым во время перестройки, как Вы подошли к перестройке, каковы, по Вашему мнению, истоки перестройки, какова ситуация в России сегодня и как Вам видится дальнейшая судьба России. Хотелось бы услышать оценки и подход, отличные от того, что излагается официальными средствами массовой информации.

 

            И.Ф.: Мне кажется, что нашу беседу лучше назвать не «Ситуация в России», а «Судьба России». Судьба России и в этой связи судьба русской, народной, если хотите, интеллигенции. Исторически и сейчас. Далее перестройка и ее роль в обновлении России и мира и в эту общую идейную канву, в эту ткань можно было бы внедрять и какие-то мои личные воспоминания. Потому что я не хочу, чтобы это был просто рассказ о моей жизни (как Вы поставили мне вопрос). Только на фоне и в связи с общими проблемами - так будет интереснее.

         Судьба России... С этого можно начать. Я бы вообще связал - и мне это кажется самым главным, - судьбу России с тем, о чем говорил Достоевский: «Великая потребность человечества ко всемирному и всеобщему единению». Это - основная моя идея. Судьба России и раньше, и сейчас, и в будущем может решаться и определяться, как я считаю, вот так, как это обозначил Достоевский - в связи с «великой потребностью человечества ко всемирному и всеобщему единению». Это очень важно, потому что, я тем самым очень резко отгораживаюсь от нарастающих сейчас все больше и больше тенденций национал-патриотизма, противопоставления России каким-то другим странам и т. д.

         Сейчас у нас обозначились две тенденции. Одна (ее можно обозначить как «западническую») - предполагает полное растворение во всем, что происходит в развитых странах. Фактически прекратила существование сверхдержава. И очень хорошо, говорят некоторые. И Россия становится колонией, попадает в тесную зависимость от Америки, от Запада и т. д. И многие считают, что это и хорошо. Мы будем просить займы, они нам будут давать кредиты, а Россия будет растворяться в западных тенденциях. Это - одно направление.

         А второе направление, - как реакция на это, - развиваются социал-патриотические настроения. (Это можно сравнить с тем, как раньше были «западники» и «почвенники»). Так вот “почвенники” считают, что Россия должна, утверждая самостоятельность, противопоставлять себя и Западу, и Востоку и так утверждать свое величие, неповторимость и изолироваться.

         Я, в противовес этому, считаю так, как считал Достоевский, что только реализуя общую тенденцию ко всемирному и всеобщему единению Россия может сейчас достичь своего величия.

         И в этой связи я хотел бы обратить внимание на легенду о «Великом инквизиторе» в «Братьях Карамазовых» Достоевского. В романе ее рассказывает Иван Карамазов. Там ставится главная дилемма: свободы человека или его материального благополучия. Действие происходит во времена инквизиции в Испании. Еще раз является Христос. Его сажают в тюрьму, и он ведет разговор с Великим инквизитором. Великий инквизитор говорит Христу: «Вот ты явился нам, принес людям свободу, сказал, что не хлебом единым жив человек. Он должен быть свободным». И дальше: «15 веков люди мучались с этой свободой. А теперь мы лишили людей свободы, но они живут хорошо. У них есть хлебы». И ставится такая дилемма: либо свобода, либо хлебы. Потому что сам человек по своей природе, как считает Великий инквизитор, является бунтовщиком. Его надо усмирять. И когда его усмиришь, т. е. лишишь свободы, тогда он начинает работать и начинает жить хорошо. И Великий инквизитор говорит: «Мы исправим твой подвиг, подвиг Христа, который явился, чтобы дать людям свободу. Ты ушел от гордых и воротился к смиренным. Ты ушел от голодных, а пришел к сытым, потому что мы исправили тебя и уничтожили свободу. И ты нам не нужен сейчас. Даже, если ты настоящий Христос, ты нам не нужен. Я верю, что ты настоящий Христос, но мы тебя завтра сожжем как еретика, потому что ты сделаешь людей несчастными».

         Без этого нельзя понять Россию. Эта дилемма свободы и материального благополучия проходит через всю историю России. Без этого нельзя понять, я так считаю, того, что происходит и сейчас у нас. Без этого нельзя понять места и роли перестройки в нашей истории. В каком-то смысле Горбачев оказался в положении Христа. Вместе с перестройкой он принес свободу. Но вы смотрите, чем это кончилось. Ельцин, как какой-то антихрист. Но он связан с Горбачевым, хотя один и уничтожил другого. Ельцин уничтожил Горбачева.

         Сейчас очень многие люди у нас говорят прямо по Великому инквизитору: зачем нам нужна эта свобода, которую принесли перестройка и Горбачев, когда они отняли у нас хлебы, т. е. материальное благополучие? Да, перед этим - в годы застоя и при Сталине - свободы не было, были жестокие репрессии и т. д. Но зато мы жили лучше, чем живем сейчас. К сожалению, это тоже очень важная идейная ось современных размышлений. Я считаю, что без нее нельзя понять современную ситуацию в России. Это не абстрактное философствование - это ось политической борьбы. Это не абстрактное рассуждение, потому что, если эта дилемма будет решена в пользу того, что нам нужны хлебы и не нужна свобода, то может быть гражданская война.

         Так было после Октябрьской революции, то же самое может быть и сейчас. Политики думают - и современные политики и те, что были раньше, - что они определяют судьбу России. Но судьбу России определяет общая предопределенность ее исторического развития. Судьба России вытекает из общих тенденций исторического развития, из тех идей, которыми насыщено общество, насыщена русская культура. «Многое доброе и злое, что как загадочное явление существует поныне в русской жизни, таит свои корни в глубоких и темных недрах минувшего» (А.К.Толстой). Вот это надо понять и на Западе, и в Японии. Совсем не деньги, совсем не займы, совсем не материальные вещи определяют современное положение и судьбу России в будущем. А, скорее, наоборот: материальные вещи определяются некоторыми корнями, которые лежат в культуре, русской культуре.

         Это то, чего не понимают в других цивилизациях. В западных и восточных, в том числе и в Японии.

         Нужно понять вот это самое главное и потом уже по-другому рассуждать и оценивать поведение, в том числе и русских политиков. И тут нет ничего мистического - это реальность. Вот почему Тютчев говорил, помните: «Умом России не понять»... Ум - это имеется в виду рациональность, жесткая рациональность западной цивилизации. Тут может быть большое поэтическое преувеличение у Тютчева, но, тем не менее, это так.

         Я хочу показать вам книги одного русского мыслителя - Николая Бердяева “Судьба Росси” и “Русская идея”. Бердяев осмысливал то, что произошло во время Первой мировой войны. (Он жил после революции - с 1922 года - за границей. Там и умер). В этих книгах он осмысливает судьбы русского коммунизма, социализма и т. д. Это все очень сложно в России получилось, не так, как публицисты сейчас представляют.

         И еще одно соображение. Определение русской идеи, судьба России - это одно. Но с этим связано и второе, без чего невозможно понять развитие общественной мысли в России, в частности развитие социалистических и коммунистических идей в России. Без этого ничего нельзя понять в России. Вот Ельцин сейчас запретил коммунистическую партию. Фактически запрещена коммунистическая идеология. Взамен, правда, не предложено ничего. Но и в нашей печати и, в особенности, по телевидению развивается идея о том, что с запрещением коммунистической партии, с запрещением коммунистической идеологии все сразу вздохнут свободно. Почему? Потому что это было якобы насильно привнесено в Россию большевиками, коммунистами, Лениным. С Россией это не связано. И это сразу исчезнет, так как не является органической частью русской культуры и русской истории.

         Но дело в том, что сама эта идея, сам такой подход политически неправилен. Тот же Бердяев в другой своей книге - «Истоки и смысл русского коммунизма» - показал (он отрицательно относился к коммунизму), что коммунистическая идея в России имеет глубокие национальные основания. Это - часть русской культуры. Есть глубокая преемственная связь этой идеи с революционной, «западнической», в частности, линией в развитии русской культуры, начиная с Радищева, Герцена, Чернышевского, Белинского и т. д. до Ленина. Народники, потом Ленин. Глубокая историческая связь, которая привела к тому, что, как говорил Ленин (и это очень глубокая мысль): «Россия выстрадала марксизм». Она его не просто приняла с Запада, она его из глубины как бы порождала. И идеи Маркса легли на уже подготовленную почву. Поэтому марксизм является как бы частью истории русской культуры. Имеет глубокие исторические корни. И очень органично это происходит потом: Плеханов, Ленин. Это все - русская интеллигенция. Плеханов вначале выступал как народник, т. е. революционный демократ. А потом уже он увлекся марксизмом. Это - одна из ветвей истории русской интеллигенции.

         Вторая ветвь - религиозно-философская, связанная с самодержавием, государственностью. И Достоевский как раз примыкал к этой линии. А большим другом Достоевского был Победоносцев (он в течение 20 лет возглавлял Священный Синод). Это был человек очень реакционный, как бы прообраз Великого инквизитора. А либеральная русская интеллигенция, отстаивала как раз другую сторону - свободу. И она логично подошла к революции и принятию марксизма. И Бердяев в молодости тоже был марксистом. Был у нас так называемый «легальный марксизм». Вот он и был этим самым легальным марксистом. Так же, как и многие русские интеллигенты-мыслители, которые потом, после революции, эмигрировали на Запад. Они жаждали, как в легенде о Великом инквизиторе, свободы. Они жаждали свободы и революции. И эта свобода, и эта революция раздавила и выбросила их.

         А Достоевский занимал другую позицию. И революционеров, и то, что было потом, он изобразил и высмеял в романе «Бесы». И во многом предвидел то, что случилось с теми русскими интеллигентами, которые пошли в революцию.

         Еще раз повторю: то, что происходит у нас сейчас в идейной и политической плоскости, невозможно понять без обращения к историческим корням. И главное - такое обращение показывает, насколько неправильно, не мудро, глупо со стороны Ельцина и так называемых «демократов», которые сейчас находятся у власти, нарушать эту историческую тенденцию. Ее невозможно сломать. Она все равно через год, через два, через пятьдесят лет даст о себе знать. Идеи не уничтожаются. Они думают, что смогут уничтожить то, что связано с марксизмом, то, что якобы привнесено извне. Но это идет из глубины русской культуры. Это то, что занимало умы русской интеллигенции на протяжении длительного времени. И поэтому оно неискоренимо.

         И это - взрывоопасная мина, которую Ельцин и «демократы» заложили под самих себя [2]. Потому что так нельзя было делать. Это - тоже характеристика современной ситуации. Это является объективным фактом, с которым обязательно надо считаться, как бы при этом мы ни относились к социализму, к идее коммунизма и к марксизму. Мы можем и отрицательно к этому относиться, но это - факт исторический, и поэтому, когда нынешние «демократы» не хотят считаться с этим фактом, они создают очень опасную духовную ситуацию.

         Внезапное устранение советской власти и марксизма - это политическая мина. Поэтому события августа 1991 года привели к крупным социально-политическим изменениям, к экономическому ухудшению, падению производства. Это вызвало развал СССР, межнациональные войны. Это вызвало, в том числе, и очень существенную духовную деформацию. Это определяет нестабильность современной ситуации в России. И широкая общественность, и политики (японские в том числе) должны исходить не из фасеточного видения России: вот экономические проблемы, вот кто борется - Ельцин и Хасбулатов. Это тоже важно анализировать. Но политики и общественность должны иметь общее понимание, целостную концепцию того, что же произошло и что происходит в России. Вот что я говорил, апеллируя к истории. Из этого видения надо исходить.

         И следующее: когда началась перестройка, то первое, о чем мы думали, была концепция общего развития. И мы обратились к истории, в том числе истории советского периода. Я все время говорил Горбачеву: сейчас, на первых этапах перестройки, надо проделать большую аналитическую, историческую работу. Я приводил такой образ. Если мы исходим из того, что история (как говорил Ленин) развивается по спирали, то задача перестройки, наша задача будет заключаться в том, чтобы первый виток спирали был бы как можно ближе к земле. И мы должны уйти и назад, т. е. в нашу историю. Все там примирить, соединить. Примирить «красных» и «белых». И чтобы была у нас уже не история последних 70-ти лет, а была бы тысячелетняя история России, безусловно, связанная с этими семьюдесятью годами. Вот была задача в моем понимании, в том числе и задача перестройки.

         И Горбачев соглашался. Потому, что наше общество в это время раздиралось противоречиями. «Демократы» кричали одно, «консерваторы» - совершенно другое. Это - совершенно непримиримые противоречия.        Бердяев - антикоммунист. Я - коммунист. Но я Бердяева изучаю не просто, чтобы знать. Я Бердяева люблю. Я очень многое в нем ценю, как в мыслителе.

         Вот это и есть примирение: соединить всю культуру. Вот почему еще в 1986 г., когда был главным редактором «Коммуниста», я написал в ЦК записку, с предложением издать труды русских религиозных философов конца ХIХ - начала ХХ веков, включая Бердяева. И Политбюро приняло решение -  издавать.

         Когда я стал помощником Горбачева, мы организовали, я считаю, историческую встречу Горбачева с Патриархом Всея Руси Пименом и членами Священного Синода. До этого с Патриархом встречался только Сталин. После Сталина Горбачев первый, кто встретился с Патриархом, со Священным Синодом. Это было в 1988 г. После этой встречи было открыто более 800 церквей.

 

*     *     *

         И.Ф.: Я не думаю, что вас очень сильно будет интересовать философия. Кое-что, конечно, надо будет сказать, потому что это сейчас у нас одна из главных проблем, как вы знаете, - идеологически-духовный вакуум, идейно-философский вакуум. Это объясняется тем, что пропагандируемая у нас сейчас христианско-православная религия не дает каких-то широких философских оснований, как это, скажем, в рамках христианства дает католицизм. А с другой стороны, отвергнут грубый, сталинистского, догматического типа марксизм. Но дело в том, что в такой форме марксизм уже давно отвергнут многими нашими философами. И мы все, и я, в том числе, исповедуем, так сказать, гуманистическую интерпретацию марксизма, вообще гуманистическую философию. Это - то, что на Западе, в Западной Европе называлось «ренессансом Маркса».

         Философы-шестидесятники проделали эту работу, и это стало самым главным делом их жизни. Но, оказывается, это почти неизвестно широкой массе и официальной идеологией практически не принималось. Стало приниматься, как мне казалось, с началом перестройки, начатой Горбачевым. Поэтому он меня и пригласил для работы. Но потом оказалось, что корни этого гуманистического марксизма очень неглубокие. И вместе с перестройкой это было снесено. И сам Горбачев.

         Корр.: Это - результат перестройки?

... (В ввиду большого объема, продолжение интервью можно прочитать, скачав файл.)

Архивный файл полного текста интервью И.Т. Фролова "Судьба России и..." (40 Кб).


[1] В феврале 1993 г. к академику И.Т. Фролову обратился корреспондент японской газеты "Асахи симбун" с просьбой ответить на вопросы газеты. Эти ответы и содержание беседы, состоявшейся между ученым и корреспондентом японской газеты, легли затем в основу серии публикаций в нескольких номерах газеты "Асахи". Беседа эта продолжалась почти неделю, а потому по понятным причинам ее содержание не может быть опубликовано в полном объеме в данном томе. Публикуя отрывки из этой беседы, мы исходим прежде всего из того, что ее содержание до сих пор было недоступно отечественному читателю, хотя в ходе названной беседы И.Т. Фроловым были высказаны мысли и оценки, представляющие, по нашему мнению, интерес не только для японских читателей. Хочется обратить внимание на то, что сам Иван Тимофеевич не редактировал текст записи своей беседы с корреспондентом "Асахи", а потому, готовя данную публикацию, мы старались максимально бережно отнестись к ее редактированию, сохранить неповторимую специфику живой речи Ивана Тимофеевича (Прим. сост.).

[2] Напомним, что беседа происходила в феврале 1993 года, а через полгода произошли известные события, закончившиеся приказом Ельцина расстрелять из танков Российский парламент (Прим. сост.).

  

# # #

119992, Москва, Россия, Волхонка 14/1 строение 5, Центр Виртуалистики Института человека РАН



Разработано yans.ru